Зоозащита плюс

Частный приют для животных, Серпухов

Раненый пёс и его вопрос

Реальная история, которая наглядно показала уровень человечности в той или иной городской структуре.

Три года назад наша газета рассказывала о судьбе дворняжки Кузи. Его, маленького пса, сбитого машиной, случайно подобрал местный бизнесмен. Зверю несказанно повезло. Сергей не только нашёл врача и показал животное столичным профессорам. Он вернул Кузю к нормальной жизни, надев на задние обездвиженные лапы специально изготовленную инвалидную коляску.

История, о которой пойдёт речь сейчас, случилась в Серпухове несколько дней назад. Рассказал её 25‑летний местный житель Сергей. 13 сентября около половины второго ночи у супермаркета «Оливье» он увидел лежащую собаку. У пса была сломана передняя лапа и перебиты задние конечности. Скуля и волоча обездвиженную часть тела, животное ползло на газон. Первый звонок Сергей сделал дежурному по городу.

— Я изложил ситуацию, растерянный женский голос сказал, что не знает как в таких случаях поступать. После долгого выяснения адресов и телефонов ветеринарных клиник одна из больниц согласилась осмотреть пса за 500 рублей и провести операцию за 8000.

Оплатить услуги предложили мне. Таких денег с собой у меня не было. В итоге, после препирательств, просьб, криков и нервотрёпки решили, что приедут спасатели и отвезут собаку в ветиринарку. Все, кто находился возле животного, и я в том числе, услышав, что вопрос решён, спокойно разъехались по домам. Каково же было моё удивление, когда в десять утра, проезжая по Борисовскому шоссе, я увидел несчастное животное там, где оставил его ночью! Я опять начал звонить. Сначала дежурному по городу, потом меня соединили со спасателями, потом опять общался с дежурным, с ветеринаркой… И никто не дал вразумительного ответа! Меня посылали, футболили, кричали и бросали трубки не желая разговаривать. Я был согласен даже на своей машине отвезти в клинику животное, но сначала надо было надеть на него намордник. К незнакомому псу не каждый подойдёт. Это должен сделать специалист. Я вновь набрал дежурного. Решили, что могут помочь в службе по отлову агрессивных собак. Там, оказывается, о ситуации знали, но… это не в их компетенции. Однако, пообещали что‑нибудь придумать. Не особо надеясь на них нашёл телефон приюта для животных «Зоозащита+». После долгих разговоров там собаку принять согласились. И опять встала проблема: как и на чём везти. Машину нашли быстро – отдел по отлову предоставил. Собаке сделали укол и доставили в приют. Ближе к вечеру пса прооперировали в московской клинике, а сейчас он в приюте опять. Мне сказали, что шансы на выздоровление у него хорошие. Да и пёс молодой сильный. Нашёлся бы его хозяин, вообще было бы здорово. А перед неравнодушными людьми – снимаю шляпу. Дело не в собаке. Дело в нас, в нашем отношении к проблеме…

Елена Дядюк, директор приюта «Зоозащита+» подтвердила слова Сергея. Понятно, что для неё, человека посвятившего не один год проблеме бездомных животных, подобные ситуации, как ножом по сердцу: всегда готова помочь, но не всегда есть возможность.

— О собаке я узнала ночью. Меня разбудил телефонный звонок, и мужской голос попросил координаты ветеринарных клиник,– поделилась Елена Викторовна. – А уже днём и дежурный по городу звонил, просил что‑то придумать. А что тут придумывать? Мы не сидим на мешках с золотом, у нас нет спонсоров и дотаций из бюджета, нас финансовые и хозяйственные трудности задушили. Но речь не об этом. Город на уши был поднят из‑за этого пса. Приехали на место, посмотрели. У собаки перелом передней лапы и разбита вся задняя часть. Случай, честно скажу, сложный и жуткий. Удар, а то и не один, пёс получил сильный. Не исключено, что его просто избили палками, потому что сейчас, например, он очень зло реагирует на человека со шваброй. Приходится у него в комнатке мыть руками полы два раза в день. Осмотрели мы его тогда и поняли, что здесь бедолаге ничем не поможем. Нужна операция. Решили везти в Москву. Нам хоть и сделали приличную скидку, всё равно больше 20 тысяч рублей заплатили. Часть денег, пусть и не большую, дал парень, который всех с этой собакой переполошил. Сейчас самый сложный период – послеоперационный. Пёс, которого мы зовём Рик, у нас в приюте. Ежедневно делаем ему перевязки, компрессы, уколы. Все препараты и сопутствующие материалы дорогие, за свой счёт покупаем. Он не ходит пока. За ним и убрать надо, и погладить, и поговорить, и успокоить. От сухого корма и каш отказывается. Ест только мясо. И то из моих рук. Пёс ласковый, но очень осторожный. Могу сказать точно, что Рик не бездомный. До этого несчастного случая он был в очень хорошем состоянии и жил с людьми. На нём ошейник, он понимает слова, команды знает. Только не спешат люди своих питомцев искать…

Вот такая ситуация. С одной стороны она довольно типичная – сколько кошек и собак ежедневно попадают под колёса машин и страдают от людской жестокости. С другой – грустно и не понятно: куда же обращаться? Первое, что приходит на ум – к ветеринарам. Есть у нас городская и районные ветклиники. В первой мне объяснили, что животному (любому) будет оказана необходимая помощь, согласно прейскуранту. Оставить у себя четвероногого пациента они не смогут. В районной ветеринарке также не содержат зверей. Но нас заверили, что животное осмотрят и, возможно, бесплатно окажут первую медпомощь. Чисто по‑человечески. Правда, примут вас и там, и там, только в определённое время. Круглосуточно они не работают.

Зато 24 часа работают спасатели! Куда ж ещё обращаться, когда сложилась трудная жизненная ситуация?

— Об этой сбитой собаке сообщения стали поступать 13 сентября примерно с половины второго дня,– пояснил Владимир Калачов, начальник городской единой дежурной диспетчерской службы (ЕДДС). – Дежурный попытался решить этот вопрос, но ни ветеринарные клиники, ни ветслужбы забирать собаку не хотели по разным причинам: нет транспорта, нет оборудования, нет бесплатных услуг. Платить, понятно, за бездомного пса, никто не будет. Честно скажу, что дежурный часов шесть занимался только этим вопросом: звонил, уточнял, узнавал. В итоге с горем пополам на следующий день вопрос решили. Подобных ситуаций много. Но проблема в том, что нет у нас спецслужбы, готовой заниматься только такими животными: находить их, транспортировать, лечить, выхаживать, содержать и так далее. Надо понимать, что спасатели этим не занимаются. Мы выезжаем только когда животное находится в экстремальных сложных условиях: в колодец провалилось, или застряло в стене. Я, кстати, об этой ситуации доложил на общем городском совещании. Пока никакого решения и ответа нет.

История эта со счастливым финалом. А сколько таких четвероногих бедолаг, сбитых машинами, ежедневно остаются умирать на обочинах дорог? Они смотрят на проходящих мимо людей молящими о помощи глазами, но. Зачастую, натыкаются на стену равнодушия. Каждому не поможешь, возразите вы. Мол, людей бросают на произвол судьбы, а вы о собаках лирику развели. Это не лирика, а обычное проявление человечности.